Наверх

Марш «Славянка», или Время настоящих мужчин

Дата публикации: 20 Февраля 2009 Распечатать

Не один километр прошагали под «Славянку» офицер В.Дунин и рядовой А.Мещеряков. Служба в армии – давно позади. В настоящее время они трудятся в ОАО «Сибнефтепровод». Владимир Иванович – инженер по гражданской обороне и ЧС тюменского филиала управления магистральных нефтепроводов, Александр Мефодьевич – водитель исетской линейно-производственной диспетчерской станции. А «Славянка» по-прежнему волнует. Марш возвращает в молодость, в которой «все было правильно, потому что там была служба в армии».     

Защитники Отечества

Наталья ТЕРЕБ

Свой остров в океане жизни

Небольшая станция Юшала, что в Тугулымском районе, и Курильский остров Шикотан затейливо переплелись в биографии подполковника в запасе  Владимира Ивановича  Дунина. К этим географическим точкам постепенно добавлялись другие, освоенные, обжитые им – Тюмень, Латвия и снова столица нефтяного края. Ничего из своей жизни он вычеркивать не желает. Более того, утверждает: «Если бы можно было начать жизнь сначала, я бы ее повторил». 

А это значит: он снова бы встал в строй воспитанников Свердловского суворовского училища. Помнит, каким огромным был конкурс в это учебное заведение, помнит, какой жесткой была здесь дисциплина, и какими по-отечески строгими были преподаватели. В памяти и то, как в числе лучших суворовцев принимал участие в праздничных парадах. Аксельбанты, белые перчатки, «р-равнение на-прра-во»… Свердловчане специально приходили, чтобы полюбоваться на этот строй подтянутых, красивых мальчишек. Вот и  жена Татьяна как-то призналась Владимиру, что «на его лампасы глаз положила»… Рядом с мужем эта отважная женщина прошагает сложной дорогой – от лейтенанта до подполковника. 

Первая  офицерская звезда упала на погоны В.Дунина в 1978-м – после окончания Тюменского высшего военно-инженерного командного училища. Да, военная муштра не испугала выпускника суворовского училища. Наоборот, утвердила в правильности выбора будущей профессии – Родину защищать.

- В ТВВИКУ мне было нетрудно учиться, - признается В.Дунин. – Ведь у   меня уже были определенные военные навыки. А главное – была цель…

Настоящая его служба началась в Дальне-Восточном военном округе. В Приморье… Сначала Владимир Иванович служил в должности командира инженерно-саперного взвода, затем был начальником инженерной службы батальона. Войны нет, какие могут быть разминирования? Не скажите… Ведь рядом – китайская граница, с ее памятно-трагичными событиями на острове Даманский.

- Мы создавали укрепрайоны, - рассказывает Владимир Иванович, - и постоянно находились в состоянии повышенной боеготовности. Учения, сборы входили в ежемесячное расписание службы.

В 1979-м ему довелось близко познакомиться с японцами. С их постоянными притязаниями на наши Курильские острова. О том, что «его» островом станет Шикотан, В.Дунин узнал только во время высадки. Один из мысов Шикотана носит название «Край света». Вот, где довелось служить…  Местные жители – айне называют Шикотан лучшим островом на Курилах. Именно его японцы и планировали отобрать у России в первую очередь. Не позволили. А угрозы были реальными.

Службу на острове, которую приходилось начинать с первого колышка для палатки, где появилась на свет его дочка, Владимир Иванович величает лучшими годами своей жизни. Если учесть, что год службы на Курилах официально приравнивался к двум годам, то Шикотану было посвящено шесть лет.

Потом последовал приказ: «Прибыть в Прибалтику, в Латвию». Здесь Владимир Иванович сначала командовал отдельным инженерно-саперным подразделением, затем был назначен начальником инженерной службы подразделения ПВО. Воспитанный интернационалистом, В. Дунин решил освоить латышский язык. В знак уважения к местному населению.

- Десять лет я там отслужил, жил рядом с латышами, а так и остался для них «косноязычным оккупантом». «Кривишами» называли там русских. От слова «кривой». Поверите: историю их изучил, - признается Владимир Иванович, - получается, что именно советская власть дала им независимость. А они продолжают твердить: «Оккупанты». Представители «Народного фронта»  так и норовили исподтишка кольнуть зонтиками ветеранов, которые шли в День Победы к памятнику погибшим в годы войны. Тяжело там было – морально…но самые тяжелые времена наступили в 1993-м. Когда в армии началось сокращение и последовавший за ним вывод войск из Прибалтики. На все вопросы офицеров командование российской армии отвечало лаконично: «Свою дальнейшую судьбу устраивайте сами».

Не один год ушел на поиски. Не только места службы, но и себя: ведь настоящему мужчине очень важно чувствовать свою нужность. А настоящему офицеру важно знать, что его служба приносит пользу Родине.

 

На дальней заставе на N-ской…

Биография Александра Мещерякова начиналась обычно, как у всех его ровесников, рожденных два десятилетия спустя после окончания Великой Отечественной. О войне пацаны той поры вспоминали, разве что во время мальчишечьих игр, да 9 мая – в день победный, светлый и одновременно печальный. В общем, не думал - не гадал тогда Саша, что и на его долю в мирное для нашей страны время выпадет война. И проведет он на ней 16 месяцев. Все это время он писал своим родным в колхоз «Знамя Ленина», что в Шатровском районе Курганской области: «Продолжаю нести службу на границе. За меня не беспокойтесь». О том, что он в Афганистане – ни слова…   Его мама Галина Агафоновна сердцем чувствовала, что сын чего-то не договаривает… И в то же время верила ему: «Сашка врать не приучен».

А он и не врал. Он просто не писал ей всей правды, чтобы не беспокоить. Свою воинскую службу А.Мещеряков начинал на Дальнем Востоке, в элитных погранвойсках. После учебной военной подготовки в Хабаровске водитель БТР был «приписан» к мотоманевренной  группе, базировавшейся в поселке Казакевичево. Затем продолжил свою службу на заставе имени Сергея Лазо. В ту пору герои Гражданской войны особо почитались. Их имена присваивали только лучшим воинским подразделениям. 
А потом, в мае 1986-го опять началась …военная учебная подготовка. На этот раз она проходила в Термезе. Сашины армейские друзья, да и сам он, прекрасно понимали: их готовят для Афгана. 

Говорят, на ту необъявленную войну ограниченный контингент советских войск отправляли по личным заявлениям. «Не скажу, что мы туда рвались, - признается Александр Мефодьевич.  – Просто был приказ. Нам выдали бланки заявлений, где мы должны были поставить свои подписи. «Взамен» обещали золотые горы: квартиру, внеконкурсное поступление в институт.

- Но ведь это было взамен …возможно, жизни?

- Даже офицеры приказы не обсуждают, а рядовые – тем более. Я принял воинскую присягу. Должен был выполнять свой воинский долг там, где прикажет Родина. Она приказала: нести службу на афгано-иранской  границе.

В 6 часов утра 2 сентября 1986-го колонна бронетехники направилась к пункту под названием Карабаг. Пройти предстояло всего 40 километров. Это расстояние пришлось преодолевать двое суток: не было опыта продвижения по таким дорогам. То одна, то другая из машин выходили из строя. Следовательно, останавливали движение всей колонны.

Это были первые шаги по войне. Но уже вскоре Александр Мефодьевич и его боевые друзья из разведгруппы приноровились и к здешнему климату, и к здешним дорогам, и провокациям - откровенным подлостям  со стороны духов.

- Они, - вспоминает А.Мещеряков, - постоянно минировали подступы к нашему источнику воды, так и норовили переправить через границу крупные партии наркотиков. Основная задача нашей разведгруппы в том и состояла, чтобы обнаружить тайники со смертоносным зельем, каналы наркопоставки. Обнаружили – доложили, куда надо. Операцию по уничтожению, перекрытию каналов разрабатывали не мы. Но были случаи, когда и наша разведгруппа, обнаружив тайники с зельем, лично уничтожала за один раз до 200 кг анаши и до 70 кг героина. Броневая машина пехоты просто «вдавливала» эту смерть в песок.
И в результате - лишала наркопоставщиков огромных прибылей. Конечно, просто так они не желали отказываться от огромных денег.

- Но наши потери были минимальными, - констатирует Александр Мефодьевич. – Нет, совсем не зря пограничников называют «элитой». Нас хорошо обучили, мы прошли хорошую практику и заставили там, в Афгане, себя уважать.

Обещанные полгода службы за границей на самом деле затянулись на 16 месяцев. Кто-то из Сашиных друзей, кому он открыл истинное место своей службы, все же проговорился… Галина Агафоновна узнала правду.

- Да ты не ругай меня,  - обнял маму Александр, - порадуйся: живой вернулся. Про войну не спрашивай. Будем продолжать жить в мире... но отчего-то та чужестранная война до сих пор тревожит его сны.

© 1994-2019
АО «Транснефть - Сибирь»
(3452) 32-27-10 info@sibnefteprovod.ru
Сайт ПАО «Транснефть» факс (3452) 20-25-97