Наверх

Михаил Саяпин: положено начало новой трубопроводной системе Заполярье - Самотлор

Дата публикации: 27 Декабря 2011 Распечатать
Конец декабря – время подведения итогов уходящего года и планирование дел на перспективу. Для открытого акционерного общества «Сибнефтепровод», которое занимается эксплуатацией всех магистральных нефтепроводов Западной Сибири, этот год выдался насыщенным. Безусловно, главным событием года стал ввод в эксплуатацию первого участка трубопроводной системы Заполярье – Пурпе – Самотлор от НПС «Пурпе» до НПС «Самотлор» протяженностью 430 км. Новая нефтяная магистраль была построена со значительным опережением сроков, установленных правительством Российской Федерации, всего за полтора года и без ущерба качеству выполняемых работ. О том, как велось строительство трубопроводной системы Пурпе – Самотлор, рассказал заместитель генерального директора ОАО «Сибнефтепровод» по реализации инвестпроекта Михаил Васильевич Саяпин. – Михаил Васильевич, в октябре 2011 года ОАО «АК «Транснефть» в торжественной обстановке осуществила пуск в работу нового нефтепровода Пурпе – Самотлор, который стал связующим звеном между западной и восточной составляющей российской трубопроводной системы. С какими трудностями пришлось столкнуться в процессе реализации проекта ОАО «Сибнефтепровод», как заказчику, и строителям? – Сам по себе проект был сложный. Лишь незначительная часть трассы была проходима в летний сезон. На других участках летом работать было нельзя, там стояла сплошная вода. Мы столкнулись с тремя очень сложными участками. Это две так называемые группы озер: болота с маленькими озерцами. Плюс был участок от 285 километра, проходящий по болотам третьего типа. Здесь была сплошная вода и маленькие тропки между озерами, где можно было трубу провести. Мы даже были вынуждены срочно перепроектировать этот участок и перераспределить силы, дополнительно пригласив сюда подрядную организацию «Брянскнефтегазспецстрой». Это позволило освободить силы у других подрядчиков ООО «Транснефтьстрой» для того, чтобы они успешно закончили свои участки. Работать на обводненных участках можно было только зимой, а по большому счету зима у нас была одна. Начали строительство мы в марте 2010 года и до конца мая успели сварить порядка 11-12 километров. Даже не уложить, а только сварить на этих болотах. Потом пришлось перебазироваться на те участки, где можно работать летом. Песчаные сухие участки были только от 191 километра и приблизительно до 245 километра трассы. Распределять участки между подрядчиками пришлось буквально по километрам, чтобы никто не простаивал. Отмечу, что всем строительным организациям достались сложные участки, но они достойно справились с поставленными задачами. И мы успели к этой весне подготовить нефтепровод к гидроиспытаниям. Самый напряженный момент строительства выдался в мае этого года, точнее, конец апреля – начало мая. Решалось, или мы вытягиваем проект в этом году или уходим на следующий. Мы были вынуждены собрать все силы, сконцентрировать усилия, пригласили наши эксплуатационные службы, чтобы они помогли нам закончить сварочные работы. И к 9 мая мы, мы гордо варили заключительный стык, и он на самом деле был последним, больше никаких стыков на трассе не было. Поэтому для меня сварка этого стыка стала настоящим праздником. Очень серьезно мы подошли к проведению гидроиспытаний линейной части. Уже в мае по готовности участков мы начали заполнение и промывку трубопровода. Пересмотрели проектное решение, что позволило сократить места закачки и количество амбаров, а значит, и дало большую экономию средств и времени. – Помимо линейной части по проекту Вы еще вели строительство новых нефтеперекачивающих станций. – Надо сказать, что за такой короткий срок мы построили три новых НПС. Знаете, это дорогого стоит, я горжусь этими объектами, которые у меня не первые в трудовой биографии. Я очень доволен, что мы сделали по НПС «Пурпе» и «Вынгапур». Если взять по сложности, то легче всего было строить промежуточную НПС «Вынгапур». Пришли в тайгу, стали строить объект на чистом месте с нуля, все понятно, все в проекте. Сложнее было на нефтеперекачивающей станции «Самотлор», потому что это действующий объект. «Пурпе» тоже действующая станция, но там так получилось, что строили на прилегающей территории, а на «Самотлоре» строительство велось на действующей площадке, где надо было постоянно одним глазом следить за подрядчиком, а другим – за эксплуатацией, чтобы там что-то не произошло. Сложность заключалась в том, что остановить станцию мы не могли – транспортировку нефти нельзя было прекращать. А это действующее оборудование, и не только сама труба с нефтью, не только резервуары, которые в непосредственной близости находятся. Это еще и действующие кабели, автоматика, энергоснабжение, электрохимзащита. Мы многое построили на объекте: новая подпорная, новые приемные трубопроводы, автоматика, процентов тридцать поменяли кабельные эстакады. Все это возможно было сделать только поэтапно: одних только врезок в действующую систему нефтепроводов было 35, что на порядок больше, чем на всем проекте. – В строительстве было задействовано пять крупных подрядных организаций. Как с ними велась работа? – Трудно было сначала работать с подрядчиком «Пурпетрубопроводстрой», который до этого не работал с ОАО «АК «Транснефть». До конца 2010 года с трудом находили общий язык, никак не могла наработать систему, то есть они не понимали требований «Транснефти», никак не могли выйти на тот шаг, который требуется, на то требование по качеству, безопасности труда. Но, надо сказать, что к весне мы нашли общий язык, и сегодня они уже находятся на том уровне, чтобы и дальше продуктивно с нами работать. «Краснодарстройтрансгаз» с «Транснефтью» уже работал на строительстве трубопроводной системы «Восточная Сибирь – Тихий океан». Они сегодня очень сильно «подтянулись» в плане профессионализма и ответственности. Мне пришлось работать с ними на строительстве ВСТО. Сегодня это небо и земля: что было там и что здесь. Совершенно другая ответственность, понимание производственного процесса, ответственность за свои слова, за исполнение контрактных графиков. Фирма готова и дальше с нами работать. Тюменское подразделение ООО «Транснефтьстрой», ранее КСУ «Сибнефтепроводстрой», приступили они к строительству как КСУ, потом на предприятии началась реорганизация, и заканчивали они уже как «Транснефтьстрой». Как сказал один мудрец, не дай нам Бог жить в эпоху перемен. Казалось бы, ерунда, все равно работники бывшего КСУ остались в системе. Но это очень много значит для организации, где идет смена отношений, смена руководства, смена инженерного состава. Этот период перехода на людей подействовал очень сильно. Это обстоятельство накануне 2011 года нас очень подхлестнуло. Если до нового года мы были спокойны за КСУ и больше работали с «Пурпетрубопроводстрой» и «Краснодарстройтрансгаз», то с января 2011-го мы за голову схватились, когда увидели, что это совершенно не те люди, совершенно не те решения, которые требуются. Поэтому и май был такой напряженный. Если бы не это обстоятельство, мы бы спокойно к маю подошли. А так пришлось на чистом энтузиазме наверстывать. – Пурпе – Самотлор является южной частью трубопроводной системы Заполярье – Пурпе – Самотлор. «Транснефть» уходит все дальше за Полярный круг. С какими трудностями придется столкнуться здесь? – Работа на участке от НПС «Пурпе» до НПС «Самотлора» нам была понятна. А вот впереди нас ждет совсем другой проект. Часть трассы будет проложена в надземном исполнении. При этом у нас нет понимания, как работать в вечной мерзлоте, как работать с опорами, как работать с бурозабивными сваями, как работать с трубой в теплоизоляции. Приходится нарабатывать новые методики, технологии. Мы не сможем применять те методы, которые применялись ранее для ускорения процесса. Мы не сможем в таком объеме, как на Пурпе – Самотлор, поточно применять автоматическую сварку, потому что труба в изоляции. Придется варить плетями по 72 – 74 метра, потом монтировать их на опоры и потом уже на высоте варить соединения. Где-то высота будет и четыре метра, где-то и два, и полтора. Здесь не будет постоянных величин. Мы уже провели испытания сварки на высоте, на ближайшее время запланирована тестовая установка свай и опор. Работа с трубой в тепловой изоляции – тоже большой вопрос. Если при строительстве нефтепровода Пурпе – Самотлор мы знали, как работать с трубой, знали, как ее принимать, как возить, как ее сваривать, складировать. То здесь нам придется нарабатывать новые решения. Нам предстоит реализовать сложный проект, ведь мы уходим в Заполярье, туда, где дуют ветра до 25 метров в секунду, где морозы, где большая вода. Когда мы этой весной летали выбирать участки под трассу, пролетали реку Таз как раз во время половодья – это было море, с вертолета не было видно берега ни с одной стороны, ни с другой. А мы там будем прокладывать подводный переход протяженностью более 20 километров. На Пурпе – Самотлор мы прошли 8 крупных рек. Не сказать, что они были грандиозные. Через одну реку мы проложили переход наклонно-направленным методом бурения, и это не новый для нас метод. На северных реках решили взять за основу традиционный метод прокладки, потому что не знаем, как поведет себя труба на глубине. – В какие сроки будет реализован проект Заполярье – Пурпе? – Новый нефтепровод будем строить в три очереди, закончить строительство должны в начале 2016 года. Уже получили положительное заключение госэкспертизы по проекту на первую очередь от 358 километра до конечной точки – НПС «Пурпе», зашли в Министерство экономического развития на получение разрешения на строительство. Мы уже имеем все правоустанавливающие документы на подготовительные работы, есть на руках проект освоения лесов. Эту очередь сдаем в 2014 году. Первую трубу под проект начнем получать в марте будущего года. Но мы уже приступили к вырубке просеки под трассу, готовим участки под строительные площадки, обустраиваем вдольтрассовые проезды. Техника будет использоваться тяжелая (краны, бурильная техника), и их работа напрямую зависит от тех проездов, которые мы сейчас подготовим. Протяженность трассы первой очереди составляет 130 километров. Даже при условии, что придется использовать какие-то новшества, мы в поставленные сроки управимся. Май в тех условиях еще рабочий, грунт сильно промерзает. Поэтому до тепла должны построить километров 20-30. Постараемся до лета сделать один подводный переход, труба под него у нас есть. Думаю, что первым участком к концу лету на гидроиспытания мы все же выйдем. В рамках реализации первой очереди нам также предстоит построить в поселке Коротчаево объекты центральной ремонтной службы и базы производственного обслуживания, а в городе Новый Уренгой – здание управления магистральных нефтепроводов. Места под строительство уже определены. – Михаил Васильевич, перед службой заказчика по реализации инвестпроекта поставлена новая задача – строительство самого северного нефтепровода в России. Трудовой коллектив готов к новым трудовым свершениям? – Коллектив у нас уже сложился, если можно так сказать, отсортировался, остались самые работоспособные и опытные. Чем стройка хороша – она всегда оттачивает людей, выкидывает балласт, который не может прижиться. Если люди приходят сюда денег подзаработать и в то же время где-то тихо отсидеться, то на стройке это невозможно, потому что очень большой спрос с человека, постоянно напряженный ритм работы. Строительство идет без остановки, здесь нет выходных и праздников. Мы готовы к успешному выполнению стоящих перед нами задач.
© 1994-2019
АО «Транснефть - Сибирь»
(3452) 32-27-10 info@sibnefteprovod.ru
Сайт ПАО «Транснефть» факс (3452) 20-25-97